Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ЖИЗНЬ В ДЕРЕВЕ

Глава 1

Сначала вам надо решить, хотите ли вы жить в дереве
Имеются ли достаточные предпосылки для этого?

Жизнь в дереве (ЖВД) несет в себе не только перемену места жительства, но и изменение мировозрения человека! Если вы, не твердо уяснив себе необходимость изменения вашего стиля жизни, начинаете обустройство своего жилища в дереве, то со временем у вас могут возникнуть сомнения в правильности первоначального решения

Пример 1

Семенов Александр, 43 года. Работал директором ломбарда в г. Ярославле. Сначала у него все было хорошо, но потом в его бизнесе появилась криминальная составляющая.
Он стал принимать под залог товар непонятного происхождения и выплачивать принудительные денежные пожертвования в полулегальные фонды.
Александр стал нервным, начались проблемы с женой, родителями и детьми от первого брака. Появился страх смерти.
Он уже слышал о ЖВД, поэтому, когда им заинтересовалась полиция, Александр решил уйти и начать жить в лесу.
Жизнь в дереве увлекла его своей новизной. Свежий воздух, удобство и удаленность от города сделали его жизнь гораздо более комфортной и безопасной.
Однако, прожив в дереве около года, Семенов понял, что такой стиль жизни - не для него. Он покинул дерево, вернулся к прежнему образу жизни и, к сожалению, был убит


Пример 2

Пенсионерка Нина Ивановна Фогель проживала со своей сестрой Ритой в г. Котлас, на ул. Маяковского.
В один прекрасный день, поругавшись с сестрой, она решила уйти жить в дерево.
Нина Ивановна очень любила свою сестру и глубоко переживала свой уход из дома. Ссора легла тяжелым камнем на ее сердце. Она постоянно думала о сестре и через какое-то время попробовала наладить с Ритой отношения.
Нина Ивановна написала сестре письмо. Рита ответила. Потом сестры встретились и помирились.
Вскоре она покинула дерво, вернулась на ул. Маяковского и продолжила жить с сестрой.


Калифорния все еще горит

Пахнет дымом. Неприятно. Но, слава Богу, у нас рядом ничего не горит. В девяносто первом, буквально за несколько месяцев до нашего приезда, был большой пожар в Окленде, куда мы и приехали тогда. Тот дом, где мы жили он не тронул, но  все сидели на чемоданах. Погибло, говорили около 50 человек и сгорели тысячи домов в не самом плохом районе. Сейчас дома там стоят по 2-3 миллиона. И вот опять: погибло 60 человек, пропало 600...
Дым, дым всезде. В прошлом году тоже в Санта Розе горело, тоже дышать было нечем.

Смерть сороконожки

Недавно какая-то страшная сороконожка  залезла  на стену и сидит там. Я, конечно, взял ее и прямо на стене книжкой и убил. Ну, не место ей у нас на стене!
Ну вот, говорит жена, все твое христианство как водой смыло: где же любовь, сострадание и неубий?
А как где, отвечаю: я поступил как иезуит, как настоящий католик: Убивайте, убивайте, Господь потом разберется, где враги, а где - свои!

АД-2

Продолжение.

Те, кто говорят, что не боятся смерти, если не рисуются, то пытаются обмануть себя, забыть о ходе времени, быть постоянно занятыми, чтоб только не думать о том, что их ждет. Не надо думать о плохом , его и не будет. Это - уход от действительности. Как инструмент для этого выбирается , например, искусство. Или путешествия. Или алкоголь, наркотики, забота о внуках.
А еще , некоторые говорят: да, я умру, но проявлю себя в детях (я не про тех, кто ожидает мессию),  или воплощу себя в стихах...(наконец-то найден смысл жизни!) Или: я оставлю потомкам... Много ли вы  получили, скажем, от своих прадедов? Как часто о них вспоминаете?
Хорошо, я заглушил страх смерти недуманием о ней. Но ведь существует постоянная забота о близких, страх, чтоб с ними ничего не случилось, болезни детей, переживания о их судьбе. А добавьте постоянный стресс: на работе, в трамвае, в очереди. Нехватка денег, даже у миллионеров.

Я к чему это все веду? А вот к чему: похоже, что нет места хуже во всей вселенной, чем то, где мы сейчас находимся.

Справедливости ради надо отметить, что не все так уж и плохо на земле: есть солнце, есть дети (чаще всего - свои и детей), бывают иногда деньги. За что, за какие заслуги нам все это дадено? Поговорим об этом чуть позже.
А пока:
Наша жизнь сдесь, на земле, похожа на жизнь в заключении. По каким причинам мы в него попали - пока  не ясно, но, похоже, веря в добро, не за хорошие дела. И, кажется, мы должны отбыть свой срок здесь, отсидеть, исправиться и выйти на свободу с чистой совестью.  Куда выйти? Да туда, где все нормальное. Туда, где нет  „ни слез, ни воздыхания, а жизнь бесконечная“

Ну, и, традиционно: Продолжение следует...

А Д

1. Начнем с того, что я не сам себя родил, не хотел этого и до сих пор не знаю, правильно ли то, что я появился на свет. Поэтому мне уже кажется, что начинать творение бессмертной души (моей) с насилия, с несогласованного со мной моего рождения, - не очень правильно. Говорят: ты рожден свободным человеком... Нет, я уже не свободен, так как я родился против своей воли, была она у меня тогда или нет, неважно.
Похоже меня поместили сюда, на землю, вопреки моему желанию.

2. Как только я осознал, что я смертен, года в четыре, скажем, я не перестаю думать о смерти, как о последнем событии в земной жизни, и всем том, что последует после смерти, -  в негативных тонах. Я боюсь смерти. Ее боятся все люди и не находят этому обьяснения. Похоже, что страх смерти заложен в природу человека. Это ужасно.. Это мешает мне радоваться настоящему, которое исчезает каждую секунду приближая и мое исчезновение из этой жизни; к которой я привык и даже полюбил (стокгольмский синдром) от безысходности, от невозможности изменить что либо.
Называется ли это состояние "нормальная жизнь", когда ты постоянно ждешь наказания (а смерть на земле рассматривается как наказание) за то, что ты не заслужил.

3. ...


Я потом все вам дорасскажу, хорошо? Я очень долго все это пишу... Обдумываю, нахожу правильные формы изложения. Но, правда, то о чем я сейчас пишу- очень важно, по крайней мере для меня. То, что я открыл для себя и с чем я хочу поделиться с вами поможет... , etc

Олег Чухонцев

...и дверь впотьмах привычную толкнул,
а там и свет чужой, и странный гул -
куда я? где? - и с дикою догадкой
застолье оглядел невдалеке,
попятился - и щелкнуло в замке.
И вот стою. И ручка под лопаткой.

А рядом шум, и гости за столом.
И подошел отец, сказал: - Пойдем.
Сюда, куда пришел, не опоздаешь.
Здесь все свои.- И место указал.
- Но ты же умер! - я ему сказал.
А он: - Не говори, чего не знаешь.

Он сел, и я окинул стол с вином,
где круглый лук сочился в заливном
и маслянился мозговой горошек,
и мысль пронзила: это скорбный сход,
когда я увидал блины и мед
и холодец из поросячьих ножек.

Они сидели как одна семья,
в одних летах отцы и сыновья,
и я узнал их, внове узнавая,
и вздрогнул, и стакан застыл в руке:
я мать свою увидел в уголке,
она мне улыбнулась как живая.

В углу, с железной миской, как всегда,
она сидела, странно молода,
и улыбалась про себя, но пятна
в подглазьях проступали все ясней,
как будто жить грозило ей - а ей
так не хотелось уходить обратно.

И я сказал: - Не ты со мной сейчас,
не вы со мной, но помысел о вас.
Но я приду - и ты, отец, вернешься
под этот свет, и ты вернешься, мать!
- Не говори, чего не можешь знать,-
услышал я,- узнаешь - содрогнешься.

И встали все, подняв на посошок.
И я хотел подняться, но не мог.
Хотел, хотел - но двери распахнулись,
как в лифте, распахнулись и сошлись,
и то ли вниз куда-то, то ли ввысь,
быстрей, быстрей - и слезы навернулись.

И всех как смыло. Всех до одного.
Глаза поднял - а рядом никого,
ни матери с отцом, ни поминанья,
лишь я один, да жизнь моя при мне,
да острый холодок на самом дне -
сознанье смерти или смерть сознанья.

И прожитому я подвел черту,
жизнь разделив на эту и на ту,
и полужизни опыт подытожил:
та жизнь была беспечна и легка,
легка, беспечна, молода, горька,
а этой жизни я еще не прожил.


Жутко. Прям повеяло холодом. И, самое интересное, мы все пройдем через это. Хорошо бы с радостью, а не с ужасом от которого умираешь даже тогда, когда ты уже мертв

Один

Сегодня вечером проезжаю мимо церкви, смотрю - свет горит. Заехал, а там пусто, стоит гроб а в гробу лежит наша прихожанка. Я помню эту дамочку (по классификации Ивана Александровича: у него все были или дамочки- поизящнее или тетушки- попроще). Надо же. Видел ее кругленькую, с остреньким носиком, чуть постарше нас, всегда хорошо со вкусом одетую. А вот сейчас ее уже нет, только тело. И у кого-то- горе. А у меня - ничего. Только удивление и непонимание : а зачем люди вообще живут. И можно ли так жить, в постоянном ожидании смерти?
Царства ей небесного!