Category: литература

Вадим Жук

Как спички, как картошка, как неделя,
Как сериал, как пруха у Емели,
Как детство, как футбол, как батарейки,
Как алебастр, как корм для канарейки,
Как отпуск, как полёт над океаном,
Как встреча Авраама и барана,
Как сериал, как чай, как «Илиада»,
Как месячные, как Олимпиада,
Как в механических часах заводка,
Как водка. .Словно водка.Да, как водка.
Так кончились слова. И многоточья
Ревут, всё на своём пути куроча.
И нет пространства ибо нет и времени,
Ни яблони, ни яблонева семени.
Есть только вопрошающий отчаянно:
А что в начале?Что в начале? Что вначале?

Цепочка

На Рождество получил в подарок книгу Луиджи Серафини Codex Seraphinianus



На создание этой книги Луиджи Серафини натолкнула "Рукопись Войнича"



Первый лист «Рукописи Войнича»
Авторы неизвестен
Дата написания предположительно, начало XV века
Язык оригинала неизвестен
Жанр неизвестен
Объём изначально — не менее 272 страниц
Оригинал Библиотека редких книг и рукописей Бейнеке[1]



В 1912 году Общество Иисуса (Римская коллегия) нуждалось в средствах и решило в строжайшей тайне продать часть своей собственности. Разбирая на вилле Мондрагоне сундуки с книгами из собрания Кирхера, Вильфред Войнич наткнулся на загадочный манускрипт. Всего он приобрёл у иезуитов тридцать рукописей, в том числе и эту.



Вильфред Войнич (1865—1930) приобрёл рукопись в 1912 году


А у Войнича была жена, Войнич, Этель Лилиан.



Она проработала в России два года как гувернантка и преподавательница музыки и английского языка в семье Веневитиновых в их усадьбе в Воронежской губернии.


А еще она в позапрошлом веке написала книгу "Овод". Книга была очень популярна в СССР.

Её мать, Мэри Эверест, была дочерью профессора греческого языка. Мэри была талантливым математиком и преподавателем математики. Фамилия Эверест довольно известна в мире, потому что в честь дяди Мэри, Джорджа Эвереста, названа самая высокая горная вершина в Гималаях — гора Эверест (Джомолунгма).



Вот такие вот дела

Yoshkar-Ola

Песня, конечно,-никакая. У Баскова единственная хорошая песня - это Чаша Золотая
Если бы я сейчас жил в Маристане, обязательно бы выучил марийский язык! А тогда, когда я был маленьким, быть марийцем в Марийской республике было стыдно. Так что не надо мне говорить о дружбе народов: десятки примеров приведу пренебрежительного отношения русских к нац. меньшинствам
Почему-то кажется, что сейчас стало с этим получше. Но, честно говоря, - похеру. Вряд ли я когда еще приеду в "землю отцов"

Опустошитель

Увидел у себя в ЖЖ, что Маруся Климова выпустила новую книгу.
Где купить? Как где? Конечно же на Опустошитель-точка-ру! Где же еще! Пошел туда, а там, оказывается, еще и журнал есть. И называется тоже Опустошитель.
Один из номеров посвящен канибализму. Область мной мало изученная, интересная. Пролистал, но читать произведения побоялся. A в конце увидел дневник: ophion. Три года безумия. Дневник 2005-2007
Стал читать. Ничего не понятно, но интересно. Увидел в тексте между строк:...фильм киногруппы music.Нигил.
Идем в Ютюб...
Фильм - огонь!
Так вот, оказывается, для чего писатель М. Климова пишет свои книги! Чтоб продвигать киностудию music.Нигил! А я-то думал..
Я его досмотрел до конца. Честно




А вообще этот фильм - как маленькая концентрированная копия Российской жизни. Достаточно одной таблэтки чтобы понять что там происходило, и происходит сейчас

Таруса

Надрыв-тоска... Н. Заболоцкий. Старый, сломаный, пугливый человек.
А мне его поздние стихи все равно нравятся больше, чем ранние.
Чувствительная песня. Чувствительная. Помню, певали ее в молодости, как выпьем. Да не все ее и знали, а только избранные! Таруса ж и в стихотворные сборники никогда не включалась, поди.  Надо было запоминать. Вот я и запомнил. Наверное единственная песня слова которой знаю наизусть

Николай Глазков

По-моему это уже было здесь... Но ничего: дневник стихами не испортишь!


Ворон

Черный ворон, черный дьявол,
Мистицизму научась,
Прилетел на белый мрамор
В час полночный, черный час.
Я спросил его: — Удастся
Мне в ближайшие года
Где-нибудь найти богатство? —
Он ответил: — Никогда!
Я сказал: — В богатстве мнимом
Сгинет лет моих орда.
Все же буду я любимым? —
Он ответил: — Никогда!
Я сказал: — Пусть в личной жизни
Неудачник я всегда.
Но народы в коммунизме
Сыщут счастье? — Никогда!
И на все мои вопросы,
Где возможны «нет» и «да»,
Отвечал вещатель грозный
Безутешным: — Никогда!
Я спросил: — Какие в Чили
Существуют города? —
Он ответил: — Никогда! —
И его разоблачили.
1938

Сергей Иванович Григорьянц

Мудрый и честный

..."Нельзя помогать тому, кто сам себя не защищает". И потом я не раз убеждался в ее справедливости. Помогая человеку, который не защищает себя сам, вскоре ты приобретаешь противника, или какую-то проблему — его используют против тебя другие, а он сам, по слабости, добра не помнит.

... Пользуясь тем, что я охотно поддерживал любой разговор, а особенно с людьми от меня далекими, не вполне мне понятными, а потому интересными, он все чаще стал ко мне подходить, заводить какие-то разговоры и каждый раз с агрессивным напором доказывать мне, что в любом случае я не прав. Это очень древняя практика подавления человека. Еще Конфуций писал — «Бойся человека, старающегося сделать тебя неправым».

... и я подумал — спрячусь от нее за каменной тумбой, притворюсь сумасшедшим, а ведь там, в психушке белые простыни, нормальная еда. И я совсем уже согнулся, спрятался за тумбой и тут вспомнил какую-то прочитанную мной книгу о том, что те, кто притворяются сумасшедшими, считая себя нормальными, на самом деле и впрямь психически больны.

...эмиграция, если ты не спасаешь свою жизнь, совсем не обретение, а в лучшем случае — обмен каких-то достоинств и преимуществ на другие очень серьезные потери — языка, уклада, друзей и родных.


http://flibusta.is/b/549241/read