?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
хочу рассказать.....
piramidkin
Я хочу рассказать об одном очень важном событии в жизни нашеи семьи , которое произошло в начале 2005 года.
Весной 1998 гога у моей жены обнаружили рак - лимфому. До 2005 года она лечилась всеми возможными на то время способами, химиями, переливаниями, облучениями, но - ничего не помогало.
19 февраля 2005 года моей жене сделали пересадку костного мозга.
Перед этим она получила очень сильную химию. Было много осложнений и под конец она начла чувствовать себя все хуже и хуже. Тромбоциты были- 2, белых клеток не было совсем, и т.д. Появились боли, пропал аппетит; мягко сказано: она просто не могла есть и ее кормили через вену.
Мы с дочкой, а она тогда училась в 12 классе, почти всегда днем были в болнице - я работал на компьютере там-же , рядом с ней, а вечером уезжали спать домой, потому-что перед сном она принимала обезбаливающие таблетки и потом  спала всю ночь.
  В среду днем, на масленницу дочь была в школе а я поехал домой, чтобы испечь блины - порадовать нас с дочкой перед началом Великого поста. Вдруг из больницы позвонила жена и сказала, что она хочет блинов. Голос был довольно бодрый. Я очень ообрадовался и поехал с блинами к ней. Однако, когда я приехал, то застал ее уже не в очень хорошем состоянии. Она была какая-то заторможенная, отрешенная и жаловалась на боль. На вопрос где  болит, отвечала : "...везде" и почти не разговаривала. Ей дали еще обезбаливающего, но становилось всё хуже, боли стали еще сильнее. Вечером жена решила сходить в туалет, но  не смогла встать и сказала: "Ой, ноги не держат". То-есть, ноги подгибались и она уже не могла ни стоять, ни ходить. Пришли медсестры и поставили ей катетер. Потом она уже лежала, не вставала. Боль приходила к ней какими-то волнами, из-за этого часто приходилось стоять у кровати и держать ее руку - как мне казалось так ей становилось лучше.
Потом она перестала говорить и только стонала, билась из стороны в сторону и пыталась повернутся на бок.
Буквально на 5-10 минут она затихала а потом снова начинала метаться. Потом у нее упал кислород в крови - один из важных показателей, и ей надели кислородную маску. Но, она уже была без сознания и постоянно пыталась сорвать маску.
Поздно вечером ей поставили капельницу, из которой постоянно маленькими дозами в кровь поступал наркотик.
  Дочь после школы сразу же ехала в болницу и мы по-переменке дежурили у кровати. А позно вечером она отправлялась домой.
Я спал рядом на кресле, хотя сном это было назвать трудно, т.к. постоянно надо было вставать поправлять маску или держать ee за руку. Она уже никого не узнавала и глаза были закрыты. Я не понимал, что происходит и постоянно спрашивал об этом доктора, когда он заходил в палату. Но доктор, казалось, избегал меня.
  Так все тянулось до вечера пятницы. Мне, почему-то, казалось, что ее плохое состояние- реакция на новый наркотик, который ей стали давать и попросил доктора назначить ей другой. Он ответил: "Маловероятно..." и ушел. Я искал его потом, но не смог найти. Состояние бессилья, когда ты ничем не можешь помочь, а время уходит и никто, как мне казалось тогда, не понимает, что с ней происходит.
  Пришла дочка. Мы сидели, молчали..