?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Тайное братство
piramidkin
Наконец-то посмотрел фильм Павла Лунгина "Братство". Похоже вся эта история с запретом фильма была нарочно инспирирована правителями, чтобы подогреть к нему интерес. Кто в России правители, это давно известно- это бывшая КГБ-шная мафия. Зачем им это было надо? Так потому, что самый нормальный герой в этом фильме тот, в штатском, «майор» Николай Дмитриевич- полковник Первого главного управления КГБ. Думаю, ради этого и фильм снимался, и деньги оттуда...

В начале девяностых я думал: почему народ так любит Ельцина? Неужели ему можно верить? Как человек за пару лет изменил свое отношение к той власти на прямо противоположное? Кто его раскрутил? И откуда взялись все эти толпы коммунистов-демократов, несидевших неверующих диссидентов и "борцов за свободу" с кафедр марксизма-ленинизма? Почему все они резко стали вдруг такими смелыми?

Это тогда, а сейчас: почему в рядах непримиримой оппозиции всякого рода генералы и полковники спецслужб говорят о демократии? Почему оппозиционеры грызутся между собой, кто их натравливает друг на друга? Почему сытые журналисты сейчас активно выступают против власти? Почему? Да потому, что, если в России когда-нибудь произойдет взрыв народного негодования и власть бежит, то опять кабаладзе, гудковы, кандауровы и соловьи возглавят новое, на этот раз 100% демократическое правительство.

И все останется "как при папеньке"

Кстати, я сейчас читаю очередную книгу Сергея Григорьянца, " Гласность и свобода". Рекомендую

Расставил многие точки над «i» рассказ премьер-министра Польши Яна Ольшевского весной 1995 года, когда он согласился стать одним из членов Международного трибунала по преступлениям в Чечне, который собирал фонд «Гласность»:

— Осенью восемьдесят восьмого года в глухом месте польского Полесья (не помню назвал ли экс-премьер-министр городок) собрались руководители спецслужб стран Варшавского договора. Обсудив перспективы и возможные пути развития программы перестройки, пришли к общему выводу: в каждой из стран надо дать возможность демократам придти к власти, но сохраняя за собой контроль за армией, МВД и, конечно, спецслужбами, и вывезя предварительно из стран золотовалютные резервы. Демократы могут заниматься промышленностью, сельским хозяйством, образованием, социальным обеспечением и, когда их управление будет окончательно дискредитировано, наступит время для прихода к власти «здоровых сил» в каждой из стран.
...
Теперь к стукачам и «покаянцам» в общественном движении прибавились все наши бывшие следователи КГБ. Они усиленно баллотировались в Верховный Совет, Моссовет, Ленсовет и в другие советы. Следователь Алика Гинзбурга был одним из главных демократов в Московском Совете, приятель Путина Черкесов — следователь по делам всех ленинградских диссидентов — был под крылом у Собчака. Когда позднее на нашей конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра» Олег Калугин назвал кличку «Николай», под которой работал в КГБ депутат Госдумы Бабурин, он даже проиграл дело в суде, поскольку не имел права разглашать секретную информацию. К 1990 году, по нашим данным, в перестроечные советы всех уровней было избрано 2576 только штатных сотрудников Комитета государственной безопасности, но ведь большинство было нештатных и «доверенных лиц».