?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
...палец на левой ноге
piramidkin
Нельзя так долго не писать об армии. Когда долго не пишешь об армии , начинает сводить безымянный палец на левой ноге.
1.
Давно это было. То ли при Николае втором или при еще ком, не помню да и не суть важно, но дело происходило в России.
Жили в одной военной части пятеро солдат: два ефрейтора и трое рядовых. Все они были коварно забраны в армию по окончании художественных и полу-художественных институтов, но устроились неплохо - защищали родину оформлением музея Московского округа противовоздушной обороны в поселке Немчиновка, Московской области*. Поселок Немчиновка - это такое место , сейчас где-то в районе Рублевки, где если пойдешь в лес за грибами то можешь случайно выйти в огороды президента. Само здание музея, кстати, построил М. Посохин, сын выдающегося архитектора Советского Союза. Это как вот бы на западе были Витрувий с Палладио, а в СССР - один Посохин. Ну, может еще - Чечулин, тот, чей дом из танков расстреляли Путинские ставленники демократы. Но речь сейчас вовсе не о стрельбе по домам.
Так вот. Служили они все не трудно. Как-то так исторически сложилось, что всех художников из армии по воскресеньям отпускали отдохнуть в Москву и, надо же, почти все художники были родом из Москвы. Уезжали они в пятницу вечером, часов в пять. А в понедельник, устав суров! - как штык к девяти должен быть на рабочем месте!* Трудно. Да. Но армия - не для слабаков.
А чтоб не терять времени на всякие дурацкие поверки-проверки, построения-хуения наш начальник разрешил нам жить в музее и в столовую, если не хочется, тоже можно было не ходить.
Конечно, служба- не сахар! Вечерами брала тоска, мысли о смысле жизни застилали, скажем, мозг... Но ребята не сдавались! Уныние - это самое страшное состояние души. Ребята боролись с ним как могли. Одеколонные среды и пятницы, изготовление всяких поделок для дома и девченки, приезжающие поддержать морально и физически, благо окна музея выходили в поле, все это помогало справляться с напастями.
Но, самое главное, что музей наш оформлялся, рос! Пусть медленно и некачественно. Пусть с плохими картинками и сломанными экспонатами. Но - с любовью! С великой любовью к человеку, к ближнему. К общению с ближним. С любовью к привезенной из Москвы краковской колбаске и Голосу Америки по радио. Да к тем же одеколонным пятницам, наконец!

Но внезапно всей нашей размеренной армейской жизни, как говорил один прапорщик, забрезжил конец...

(Продолжение следует...)



*Эта часть, кстати, как только мы откинулись, Руста пропустила!

** Бывало, мчишься на такси со Ждановской: шеф, гони бля.. Рубь на чай! И успевал! Вот ведь, ефрейторскую честь не пропьешь: сказал буду к 9-10, ну скажем к 11, и сделал!