Previous Entry Share Next Entry
Детки, старость, жизнь и прочая сентиментальность
piramidkin
Дочка говорит: А когда ты будшь очень-очень-очень  стареньким, ты будешь жить у нас, с нами, там, где бы мы не жили.
Спасибо, сахар!  Да, мой сладкий. Конечно. Дочке - 26. Мы все это говорили в 26, те, кому удалось пережить своих родителей. Когда мы говорим это, мы верим в свои слова  от всего сердца. Желая этого, мы, как бы косвенно, отдаем, тем самым, долг своим родителям (которого - нет, потому что родители родили тебя только ради своего удовольствия). Дети, наши заговорившие игрушки*, хотят сделать нас счастливыми!  Конечно, конечно я поеду к вам! Да, мне наплевать на свободу, которую я искал всю свою жизнь! Вернее, я уверен, что не потеряю свободы , потому что ты , мой ребенок и я - одно целое, а сам я себя свободы, надо полагать, не лишу.
Кто сам себя обманет - больше всех пострадает.
Слава Богу, отец не переехал ни к нам , ни к брату. Иначе бы мы его сгнобили, не заметив этого сами.
Потому что свобода это вещь разовая, индивидуальная и и уникальная. Понимание собственной свободы никому не объяснишь, словами не опишешь.
Отнять свободу - легко.
Дать ее кому-либо - невозможно.

...Я ткнусь в ребеночью взаперелую шейку- моя игра органично, как и предсказывалось пророками, переросла в повседневную жизнь, а потом  - в всепоглощающую любовь ...
(Ну, просто хорошо получилось. Жалко выкидывать)

?

Log in

No account? Create an account