?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Обо мне пишут...
piramidkin
Мой армейскии товарищ Игорь Чурсин прислал мне ссылку на Bigler.ru, где в своей армейской зарисовке упоминает меня, многогрешнаго:

Армия

Наутро после приказа

Вставайте, товарищ капрал, ну пожалуйста! - Я осознал себя лежачим ничком, что-то твёрдое давило внизу живота. Оказалось, штык-нож. Дневальный помог встать с кровати, - Сейчас офицеры придут!
- А где батарея?
- Уже построилась перед казармой! Сегодня бригадный развод.
Адреналин начал ускорять время.
- Всех подняли?
- Нет. Сержант А. и рядовой В. не встают. Сержанта сейчас отнесём в каптёрку, якобы пошёл в санчать - зам. старшины приказал, а рядовой может встать, но не хочет.
Память восстановилась полностью. Вчера мудрый старшина поставил меня дежурным по учебной батарее. В день приказа всегда кто-то «залетал» и дежурного наказывали. Терять сержанта старшина не хотел, а мне официальный залёт, по мнению командования, не помешал бы. Но залёта пока не было. Ночью проверка до нас не дошла - соседи заняли проверяющих так, что они до нас не добрались.
В обязанности дежурного входит отправка личного состава ко сну, что в день приказа производилось персонально, с «посошками» и привлечением сил наряда для транспортировки тел. Курсанты батареи, быстро получив свой «перевод» на следующую ступень армейской иерархии, посильно помогали, сменяясь на постах, а младшие командиры гуляли до утра.
Двое самых стойких, хвастаясь друг перед другом, кто какую дрянь будучи студентом пивал, заказали под утро у бойцов одеколон и выпили почти два пузырька «тройного». Я был рефери.
Рядовой В. служил художником. Под самый конец осеннего призыва 83-го года к нам провезли троих выпускников московского архитектурного института. О том, как их выторговывали на призывном, ходили легенды.
Рядовой реагировал на лёгкое потряхивание мычанием, но глаз не открывал. Сильная тряска заставила его открыть невидящие очи. Мои дневальные, водрузив сержанта А. на высоченную стопку матрасов в каптёрке, собрались вокруг нас. Рядовой В. оформлял гарнизонную школу и мог там, вдали от начальства, спокойно отоспаться. Оставаться в казарме в таком виде было нельзя.
Я тряс его, приподняв в кровати, из последних сил. Его голова болталась как привязанная на верёвке. В какой-то момент я увидел, как в глазах появляется сознание. Удерживая его сидя, я пытался громкими криками привлечь к себе внимание. Художник навёл на меня усталый грустный взгляд и зашевелил губами. Я приник к нему.
- Военный! - идентифицировал он меня, - ненавижу военных!
И закрыл глаза. Мои руки разжались, он упал в кровать уже спя.
- А ты кто?! - орал я, прыгая вокруг, - на себя посмотри!
И тогда я отдал приказ дневальным: одеть и выставить за дверь. Когда его вели наружу, он частично проснулся и смог продожить путь сам. Я стоял у окна и смотрел вслед. Шапка была надета кокардой назад, хлястик шинели висел на одной пуговице, воротник мерзливо поднят, руки глубоко в карманах. Вот-вот должна была появиться на центральной аллее части учебная бригада, марширующая побатарейно. Но пока дорога была пуста, и одинокая сгорбленная фигура притягивала к себе взгляд. Несколько опаздывающих в строй офицеров галопом пересекли аллею, на секунду зацепившись взглядом, но поскакали дальше. Он шёл по вымершему военному городку, там, где обычно солдат с незастёгнутым воротником не пройдёт и десяти шагов, как Иисус по воде. А я смотрел ему вслед и просил простить.
Историю рассказал(а) тов. Капрал : 29-11-2007 02:35:20

  • 1

Наим А.

(Anonymous)
Могу подтвердить, что это чистая правда, потому что сержантом А. был я. Только там было еще продолжение. Деж. по части меня все-таки в коптерке обнаружил (это был наш замполит) и начал трясти за ногу. С высоты матрасов я лягнул ногой и попал ему в зуб, но не проснулся. Потом были долгие разборки, но в итоге замполит меня простил, потому-что все-таки я был неплохой сержант, плюс бегал на лыжах за часть, а это для него было важно.

Да, это мы с тобой и были, помню, Наим! :)

  • 1