Previous Entry Share Next Entry
Marek Grechuta
piramidkin
Помню, году в восемьдесят четвертом, будучи в армии, в увольнении, зашел я как-то раз к Сереже Слюнькову в гости. Сидим, пьем пиво и он говорит: знаешь, мне пластинку привезли. Певца зовут Марек Грехута. Я знаю, ты не любишь эстраду соцстран, но послушай вот эту песню. Она мне почему-то больше всех нравиться, за душу берет!
И, действительно, хорошая песня. Это ничего, что непонятно о чем, Цепелины тоже непонятно о чем поют.
И вот, сидели мы, слушали неизвестного никому Марека Грехуту, пили пиво. Настроение было неважное, страна была херовая, надо было возвращаться в армию. А потом развела нас судьба и я уж больше с ним не встречался.
Потом я узнал, что Сережа умер, убили, похоже.
А песню ту я запомнил. И имя певца тоже запомнил. И вот, надо же, нашел сегодня ее на Ютюбе.
Эх, Сергей Николаевич, дружок мой институтский! Что ж все так странно в жизни устроено, а?


  • 1
Гораздо больше, чем шансонье. Он - часть моей прошедшей жизни

Он для тебя - часть твоей жизни. А я не знакома. Но даже слушая первый раз, даже не понимая слов, - в этих музыкальных интонациях, тембре голоса я слышу своим натренированным ухом шансонье. Это высочайшее мастерство - так петь. Как будто он поет только тебе, как будто и не поет вовсе, а доверительно рассказывает (ведь ухом большую часть песни ты слышишь речитатив). Это манера французских шансонье. Можно не быть вокалистом, но спеть.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account