?

Log in

No account? Create an account
Про то, как нас чуть не забрали в Штаб МО ПВО г.Москвы
piramidkin
В первой части я писал о том, как хорошо и весело нам было жить в советской армии, куда меня забрали на полтора года после института.
Но, видать, каким-то завистливым черным полковникам из штаба ПВО не понравилось наше, как они считали, слишком вольное житие. И директору музея была послана бумага, в которой было сказано, чтоб мы все впятером явились в этот самый штаб ПВО на станции метро Кировская и начали работать там денно и нощно над картами огромадных размеров по которым они будут еще больше сбивать корейских боингов. Но сначала они должны убедиться, что мы не обманом попали в художники и что они должны проверить нашу профессионально-художественную подготовку.
Мы все, понятно, приуныли. Прощай хождение в тапочках по плацу, прощай Гоп-стоп из магнитофона, прощайте неказарма и несолдатская кормежка. А главное, прощайте увольнения каждую пятницу до понедельника. Кто-то нам сказал, что в штабе дедовщина (что это такое мы даже не знали) и в увольнения отпускают раз в год. Жизнь заканчивалась.
...После обеда прямо к нашему крыльцу подкатил огромный автобус с черепом и костями на боку, нас туда погрузили и мы поехали в Москву. В Москве автобус заехал в ворота огромного здания. Нас встретили и повели по бесконечным коридорам. Навстречу попадались только маршалы, генералы и полковники, никого ниже подполковника не видели. Там даже чай подполковники разносили!
Нас привели в в комнату в которой стояли столы, на столах лежали листы бумаги, линейки, карандаши, плакатные перья и стояли разноцветные баночки с тушью.
Потом пришел один генерал, усадил нас за стол и сказал:
-Так. Вот этот текст вам нужно красиво разместить на листе бумаги формата А-12. Для этого вы должны использовать тушь черную ТЧ-1, тушь красную ТК-1 и т.д.
А текст был примерно такой: Выполняя решения ХХVI съезда КПСС войска МО ПВО обязуются на 12% осуществить усиление конкретных стратегических взаимодействий органами взаимодействия комплексного политического и военно-тактического уровня обеспечения ... или что-то в этом роде.
В углу комнаты сел полковник который внимательно стал за нами следить.
Генерал сказал:
-На эту работу вам дано два часа. Начинайте, время пошло.
И тут Леша Миронов говорит:
-Товарищ генерал-лейтенант, -хотя это был обыкновенный генерал-майор, - разрешите обратиться!
-Обращайтесь
-Товарищ генерал-лейтенант, а я, это самое, рисовать не умею. Я - скульптор.
Он и правда был скульптор.
-Как не умеете? Вы что заканчивали?
-Строгановское училище
-Так как же так? Там же готовят художников!
-Да, но моя специализация - скульптура и я пять лет только и делал, что лепил и отливал. Нам на факультете скульптуры рисунок не преподавали. Да я и раньше плохо рисовал, а за эти годы совсем разучился
-Тогда выйдите в коридор, -строго сказал генерал,- и сидите ждите.
Генерал ушел и мы принялись за работу. Я сразу же резво,большими буквами начал: Выполняя решения ХХVI съезда .. но места не хватило и буквы ближе к краю становились все уже и уже. Я решил посоветоваться с коллегой:
-Володь, а как ты думаешь, это ниче, что так получается?
-Я думаю нормально. Главное же цветовое восприятие. Красный цвет хорошо работает на белой бумаге...
Полковник внимательно на нас посмотрел.
Потом я пропустил одну букву в слове , но после этого слова уже было много написано. Я стал бритвой срезать все то, что написано. Срезал, но получилась дырка. Я стал писать по срезанной бумаге, тушь начала расплываться...
Полковник наблюдающий за нами становился все мрачнее и мрачнее.
Я подошел к Аркадию.
-Как дела, Аркадий?
-Хорошо! Я знаешь, решил сначала заставку нарисовать для большей выразительности. Солдата в профиль. Но что-то ухо не получается...
-Вадь, посмотри, не слишком в глаза бросается что строчки не параллельны?
-Ой, у меня угол оторвался...
-Это ничего, что я тушь пролил. Я на этом месте и так хотел нарисовать большую ракету
-Товарищ полковник, у меня лист помялся. А можно мне новый?
Полковник пристально посмотрел на нас и вышел. Потом он вернулся с парой генералов. Они мрачно оглядели все то, что мы наделали и все ушли.
Мы закончили работы и стали ждать чтобы кто-нибудь пришел и оценил нашу работу. Ждали час, ждали два. Никто не приходил. Кто-то из нас выглянул в коридор. Там сидел Миронов.
-Слушайте, по-моему они все уже ушли.
Мы походили по коридору. Але-е-е.. Никого. Спустились на первый этаж. Там за столом на вахте сидел какой-то военный.
-Здрасте, - говорим мы. Мы художники из Немчиновки, из музея. А что нам сейчас делать?
-Из Немчиновки?- спрашивает военный, - так и езжайте в свою Немчиновку. Штаб закрыт.
-А вроде нас назад должны были отвезти...
-Не знаю, мне ничего об этом не говорил
-Ага. А как насчет проездных документов? Вроде их должен кто-то подписать...
-Слушайте, не ебите мне мозги! Давайте выметайтесь отсюда!
Мы вышли на улицу. Смеркалось. Москва была прекрасна, жизнь чудесна и полна обещаний.
На метро до Белорусской и на электричку до Голицино.
Приехав в поздно вечером в часть мы пошли в наш родной музей и наебенились одеколону а потом долго смеялись радуясь тому, как ловко мы наебали целый Штаб Московского Округа Противовоздушной Обороны столицы Советского государства, города-героя Москвы!