February 26th, 2016

Старые песни о главном



Честная была музыка у Любэ, интересная. А потом - бах! И все ... Волшебное государство превратило ее в говно. Как и многих других. Макаревич вот выкрутился, говорят он всегда тонко чувствует грядущие изменения.
Искусство и государство несовместимы, похоже.
Помню мы с Дефаком в 1987 году, еще при советах, расписывали как-то стенку в одном детском доме и болтали о том, о сем. Разговор тогда зашел о Розенбауме. А Розенбаум тогда начал писать песни про Афган, типа В черном тюльпане, про каких-то моряков, и т.д. И это после его Гоп-стоп.
Вот, говорю, козел какой - продался коммунистам! И Дефак, мудрый человек, царство ему небесное, тогда сказал: Знаешь, он своим Гоп-стопом и другими на нее похожими песнями, уже столько сделал чтоб расшатать эту поганую власть, сколько не ты ни я , ни все наши друзья вместе взятые не сделали. Пусть чувак отдохнет! Представь что он вышел на пенсию- он ее заслужил уже своими старыми песнями. Пусть на пенсии делает что хочет, даже то, что нам не нравится. Главное он уже совершил.
Так и Любэ: без их песен -Клетки, Батька Махно (Мертвые с косами вдоль дорог стоят, дело рук красных дьяволят...)- перестройка в головах населения шла бы гораздо медленне.

Прощай, Февраль!

Ах, какая пропажа - пропала зима!
Но не гнаться ж за нею на север.
Умирают снега, воды сходят с ума,
И апрель свои песни посеял.
Ну да что до меня, - это мне не дано:
Не дари мне ни осень, ни лето,
Подари мне февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Полоса по лесам золотая легла,
Ветер в двери скребет, как бродяга.
Я тихонечко сяду у края стола,
Никому ни в надежду, ни в тягость.
Все глядят на тебя - я гляжу на одно:
Как вдали проплывает корветом
Мой веселый февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Поклянусь хоть на Библии, хоть на кресте,
Что родился не за пустяками:
То ль писать мне Христа на суровом холсте,
То ль волшебный разыскивать камень.
Дорогие мои, не виновно вино,
На огонь не наложено вето,
А виновен февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Ах, как мало я сделал на этой земле:
Не крещен, не учен, не натружен,
Не похож на грозу, не подобен скале,
Только детям да матери нужен.
Ну да что же вы все про кино, про кино -
Жизнь не кончена, песня не спета:
Вот вам, братцы, февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром...

Ты глядишь на меня, будто ищешь чего,
Ты хватаешь за слово любое,
Словно хочешь найти средь пути моего
То, что ты называешь любовью,
Но в душе это дело заметено,
Словно крик по ночи безответно,
Там бушует февраль - три сосны под окном
И закат, задуваемый ветром.

Ю. Визбор