July 2nd, 2015

Могу ли я, xочу ли я

Проезжал мимо, увидел у соседей появились цветы на магнолии. Здесь их много растет, магнолий, почти в каждом дворе. Многие уже отцвели, а это, старое и затемненное дерево, почему-то запоздало с цветением. Магнолии созданы Богом исключительно ради цветов. Но мне больше нравятся даже не сами цветы а бутоны. Этакие подростки, крепенькие капители египетских колонн. Независимые, будь-то расцвели сами по себе и никакому дереву не принадлежат. Давно, в Сан Франциско я тоже посадил магнолию у себя во дворе. Дерево странное, капризное. Но когда расцветает - прощаешь всё! Духи духов, запах одноклассницы в 16 лет, шанель в кубе. Я оставлял нос в цветке и шел по делам. Но это было давно. А сейчас новые хозяева срубили нашу магнолию. Как и редвуд, что рос невдалеке, у забора. Но это ничего. Было бы хуже если бы у нас магнолии вообще не было.

Вот так вот, как-то...

Я так печалюсь о всех тех, милых, добрых и незлобивых людях живущих сейчас в стране в которой ко власти пришли необразованные,жестокие и циничные хулиганы. Простите, что я, живая сыто и безопасно, поучаю вас как жить. Но я все равно буду продолжать это делать.
И чтобы вам легче было пережить это наступающее суровое время ( не время, когда я буду вас поучать, а время, когда в стране начнется зверек), процитирую вам моего любимого А.П. Чехова:

Скажи матери, что как бы ни вели себя собаки и самовары, все равно после лета должна быть зима, после молодости старость, за счастьем несчастье, и наоборот; человек не может быть всю жизнь здоров и весел, его всегда ожидают потери, он не может уберечься от смерти, хотя бы был Александром Македонским, — и надо быть ко всему готовым и ко всему относиться, как к неизбежно необходимому, как это ни грустно. Надо только по мере сил исполнять свой долг — и больше ничего.

Чехов в письме к сестре

Ну, и немного русофобии от него же:

Самолюбие и самомнение у нас европейские, а развитие и поступки азиатские.

Здорово! Свежо! Молодо!

Я мог бы сказать тебе: ты прекрасна,
Как в наркоманском раю рассвет,
Я мог бы сказать тебе: жизнь напрасна,
Когда тебя в этой жизни нет,
Что ты способна, как божье слово,
Без говорящего обойтись,
Но я не скажу ничего такого,
А всё потому что – ты заебись.

Ты заебись, это знает каждый,
Зачем приукрашивать этот факт?
И я полюбил тебя однажды,
Когда ты мне показала фак.
С тех пор я рву «прописные» в клочья
И через слово вставляю «бля»,
А всё потому что – жизнь закончится
Что с тобою, что без тебя.

Поэты, зачем вам быть поэтами,
Ещё так пафосно, через «о»?
Вы усложняете, и поэтому
Вы не получите ничего.
А слово – это такая штука,
Которой хочется простоты,
А всё остальное – скука, скука,
А всё остальное – понты, понты.

А эта детка – она десятка
По пятибалльной, и неспроста
Она любительница Дафт Панка
И не умеет читать с листа.
Она почувствует, кто ты: близкий
Ей человек или просто фейк,
И я прошу тебя, детка, плизки,
Давай из этого сделаем трек.

Я мог бы сказать тебе: ты прекрасна,
Как в наркоманском раю рассвет,
Я мог бы сказать тебе: жизнь напрасна,
Когда тебя в этой жизни нет,
Что ты способна, как божье слово,
Без говорящего обойтись,
Но я не скажу ничего такого,
А всё потому что – не матерись.

Мат не матан, его знает каждый,
Зачем запикивать этот факт?
А ты разлюбишь меня однажды
И прыгнешь в новенький катафалк
С прощальным факом, и очень срочно
Я стану вежливый, как пиздец,
И больше не напишу ни строчки
Про эти чувства – любовь и смерть.

Любовь и смерть – это всё идеи,
А жизнь проходит на фоне ковра,
И кажется всё, чем я владею,
Язык Пелевина и Шнура.
Материальные разговоры
Меня ебать не должны в душе,
Но где-то живёт чувак, который
На пару младше и на порше.

А эта детка – не идиотка,
Она, конечно, уйдёт к нему,
А мне останется только водка
И риторическое «почему».
Я проебал уже четверть века,
Но, детка, если ты ещё тут,
Лови последнюю фишку трека:
Всё получилось за 100 секунд.

 Бродяга Фишай

https://www.youtube.com/watch?t=17&v=H4qgaqG3yeA